№ 19 (январь 2004)

РАЗМЫШЛЕНИЯ О БОЛОНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Доклад ректора Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, академика РАН,Профессора В.А. САДОВНИЧЕГО на II Международном семинаре "Россия европейское пространство высшего образования: планы и перспективы после Берлинской конференции" 29-30 октября 2003 года (Санкт-Петербургский университет)



     Глубокоуважаемые коллеги!
     Наш семинар посвящен образованию. Я бы хотел начать с того, какой смысл я вкладываю в это слово. Для меня это прежде всего глубокое фундаментальное образование, получив которое, человек способен дальше самостоятельно работать, учиться и переучиваться. Он знает законы природы, законы развития общества, умеет логически рассуждать, анализировать и связывать факты, принимать решения, изучать явления с научной точки зрения.
     Как и наука, образование по своей сути интернационально. И образование, и наука должны впитывать лучшие достижения, какие есть на данный момент в мире. Нельзя сказать, что есть наука российская, или бельгийская, или, скажем, китайская. Наука есть наука. Образование служит тем же интернациональным целям - чтобы молодые люди могли овладеть всей суммой знаний и свободно плавать в этом безбрежном океане.
     В то же время можно говорить и о национальном характере образования. В этом смысле образование - это даже не отрасль, это образ жизни почти всех людей, потому что одни учатся, другие готовятся учиться, третьи учат своих детей, бабушки переживают за своих внуков - и все вместе учатся. В целом около 40 млн. человек в России так или иначе задействованы в этой сфере. И каждая страна сферу образования держит среди своих приоритетов. Я не могу указать ни одного примера, где бы руководство страны говорило: "нам не нужно образования" или "оно второстепенно".
     В настоящее время в мире продолжается глобализация, частью, которой являются мощнейшие интегративные процессы, несущие в себе огромные преимущества, но, одновременно, таящие в себе невиданные ранее опасности для развития национальных культур и традиций. Поэтому здесь особая роль принадлежит образованию как фактору, позволяющему вписаться в указанные интегративные тенденции, идти в ногу со временем, не отстать от других стран и, вместе с тем, не растерять национальных особенностей своей культуры.
     Сегодня, как никогда, осознается роль и значение образования, которое рассматривается в качестве главного условия социально-экономического прогресса. Уровень образования населения является важнейшим фактором устойчивого развития любой страны.
     Нам уже пора задуматься над этим и не уповать на богатство наших природных ресурсов, относительную дешевизну рабочей силы, а по достоинству оценить то, что мы пока еще имеем. В России один из самых высоких в мире уровней образования, доставшийся нам в наследство. Уровень грамотности взрослого населения составляет сейчас 99,5%, численность студентов высших учебных заведений на 10000 человек населения - 327. По этим показателям Россия не только не уступает, но и превосходит многие экономически развитые государства.
     Российская модель образования основана на двух принципах. Первый - фундаментальность: российское образование всегда подпитывается глубокой фундаментальной наукой. Для нас никогда не стоял вопрос: нужна ли наука в университетах? (А такие вопросы иногда обсуждаются на международных форумах.) Мы всегда считали: наука - это часть образования, более того - его основа. Одна из сильных сторон нашего образования состоит в том, что студенты с младших курсов начинают заниматься наукой под руководством ученых. С самого начала студенты становятся частью научной школы и получают возможность общаться с учеными разных поколений и возрастов. Поэтому модное сегодня "тьютерство" всегда присутствовало в нашем образовании, только мы называли его иначе, по-русски - наставничество, индивидуальная работа и постоянное общение со студентом. Это - второй принцип нашего образования.
     Уже многие годы предпринимаются попытки реформировать отечественную систему образования, при этом обычно не задумываются, нужны ли образованию эти реформы, как они могут сказаться на развитии страны в целом. Часто предлагаемые изменения касаются одних и тех же вопросов, которые по существу уводят нас в сторону от основополагающих проблем. Тех проблем, которые всерьез, по-настоящему волнуют образовательное сообщество.
     Мне не раз приходилось говорить об этом в самых разных аудиториях. Повторю еще раз: нам важно помнить, что достоинства отечественной высшей школы, о которых многие годы с неизменным уважением говорили во всем мире, всегда опирались, прежде всего, на фундаментальную науку, на научные школы. Сегодня, к сожалению, мы начинаем терять эту опору. Нестабильная экономика мало способствует процветанию наук, а разрушение научных школ, связанное, в том числе, с утечкой умов, грозит снижением качества обучения. Угроза реальна, и эта проблема требует нашего первоочередного внимания.
     Считал и считаю, что не будет никаких позитивных изменений в системе образования, если не поддержать преподавателя - методически, материально, морально. Важно вернуть российскому профессору, учителю тот высокий статус, каким обладают его коллеги в развитых странах. Учительство должно быть престижно и привлекательно для молодежи, преподавательское сословие должно быть в числе самых уважаемых в обществе. Но как говорить об этом, когда средняя зарплата школьного учителя, вузовского профессора не дотягивает даже до прожиточного минимума в стране?
     Если мы не хотим оказаться на обочине мирового прогресса, нам важно сосредоточиться на работе с талантливой молодежью. И здесь полезно использовать опыт, накопленный в ведущих российских вузах, продуктивно работающих со школами в самых разных регионах страны. Например, в МГУ есть известная школа-интернат им. А.Н. Колмогорова, которая отбирает талантливых старшеклассников по всей стране. Их учат ведущие профессора Московского университета. Сегодня эта школа готовит нам значительный контингент будущих студентов. Большинство выпускников поступает в МГУ. Из них на сегодняшний день 500 стали кандидатами наук, сто - докторами, а трое избраны в Российскую академию наук.
     Подобного опыта, насколько мне известно, нет ни у одной другой страны. Неплохо бы помнить об этом, когда мы говорим о вхождении в единое европейское образовательное пространство. Московский университет давно уже является полноправным членом не только европейского, но и мирового образовательного сообщества. Наши дипломы признавались и признаются всеми странами мира.
     Противников интеграции системы образования России в международное образовательное пространство нет. Но есть разница в подходах к ее осуществлению. Это процесс двусторонний. Мы можем не менее настойчиво предлагать партнерам брать на вооружение наш опыт. Но прежде всего необходимо, чтобы интеграция была выгодна для России. Мы не должны и не имеем права разрушить то, чем сильна наша система образования, то, что составляет гордость страны.
     Что нам предлагается?
     Первое. После 3 лет учебы студенту может быть присуждена степень бакалавра. То есть некий диплом о высшем образовании может быть выдан уже после 3 лет обучения. Если это так - с этим трудно согласиться.
     Я считал и считаю, что мы должны сохранить гарантированную продолжительность нашего образования. Для того, чтобы подготовить специалиста, владеющего фундаментальными знаниями, необходимо не меньше пяти-шести лет. Это не абстрактная цифра. Невозможно стать фундаментально подготовленным специалистом, не освоив ряда учебных программ, как невозможно освоить эти программы меньше чем за пять лет.
     Второе. В европейских странах степень доктора примерно соответствует нашей степени кандидата наук. В нашей стране принята двухступенчатая система ученых степеней. При этом наша докторская диссертация - это разработка нового научного направления, и ее отмена нанесет непоправимый удар по научным школам, которые составляют основу нашего образования. Наша докторская степень - это национальное достояние, от которого Россия не должна отказываться.
     Третий вопрос связан с так называемыми кредит-часами, когда студент должен набрать их определенное количество. Неважно, когда - он может учиться 3 года, а может 5, может 8, главное - чтобы были набраны все кредит-часы. Это в корне другая система оценки знаний, и она неизбежно затрагивает и содержательную сторону образования.
     Наша система с самого начала включает студента не только в образовательный, но и научный процесс. Подготовка специалиста носит кафедральный характер, когда студент погружен в коллектив и с самого начала занимается фундаментальной наукой. Набор кредит-часов позволяет их набирать где угодно и кафедра уже не несет ответственности за качество получаемых знаний. За этим может стоят разрушение кафедральной системы образования, и как следствие, разрушение системы формирования научных школ. На мой взгляд, это прямая угроза развитию фундаментальной науки. Нам предлагается мозаичная система получения знаний, тогда как образование в России основано на выполнении последовательных учебных планов.
     Пока еще никто не обратил внимание на то, что введение кредит-часов может повлечь за собой пересмотр законодательно установленных механизмов финансирования образования. Ведь сегодня у нас ставка преподавателя финансируется исходя из его учебной нагрузки в часах.
     Если же кредит-часы - это всего лишь формальность, запись в приложении к диплому, которая должна быть у каждого выпускника европейского вуза, то это - другое дело. Можно обратиться к специалистам, и они перед выдачей диплома пересчитают наши курсы еще и в кредит-часы. Такая форма возможна.
     И последнее. Как процесс интеграции скажется на разделении рынка образовательных услуг. Экспорт образования - значительная часть бюджета многих стран и университетов. Например, в США 500-600 тысяч иностранных студентов. Затем идут Канада, Великобритания, Франция. У нас, по самым оптимистическим оценкам, сейчас учатся до 90 тысяч иностранных студентов. Мы можем в десятки раз увеличить объем наших образовательных услуг. Это может приносить не миллиарды, а десятки миллиардов долларов дохода стране.
     По оценкам демографов через 25 лет недостаток трудоспособного населения в Европе может превысить 160 млн. человек. В послевоенное время из Африки и Азии туда переехало 18-20 млн. человек. И этот процесс иммиграции нарастает. Ясно, что система образования Европы стремится учитывать этот процесс, вводя укороченное высшее образование.
     У России есть свой ареал, заполненный потенциальными иностранными студентами. Мы готовы дать им высший уровень образования. Это страны СНГ, страны Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока, многие страны Европы и других континентов. Если мы разумно организуем на государственном уровне взаимодействие нашей высшей школы с высшими школами названных стран и регионов, то существенно динамизируем и расширим участие России в студенческой и преподавательской мобильности, как в Европе, так и в мире. И притом с немалой выгодой для себя.
     Я глубоко убежден: едут туда, где учат лучше. Это подтверждают российско-китайские отношения. Наша страна была самым большим университетом для Китая, во время "культурной революции" количество их студентов резко упало, а сейчас вышло на еще более высокий уровень, чем в 50-е годы. Зачем они к нам едут? Это я знаю доподлинно. Они едут, чтобы получить высокое, фундаментальное образование. Им нужна математика, как у нас, физика, как у нас, биология, как у нас, и даже социология и философия. Вопрос: поедут ли к нам эти граждане, если у нас будет что-то среднее, одинаковое? Не поедут. Я считаю, чем глубже и самобытнее будет наше образование, тем больше будет желающих у нас учиться.
     Мы еще не можем продавать образование так дорого, как другие страны. Сказывается и состояние общежитии, и инфраструктура, и уровень жизни, и вопросы безопасности. Но если бы был низкий уровень образования, к нам и за очень дешево не приезжали бы. Может, это пока наше преимущество - хорошее сочетание цены и качества.
     Поэтому нам ни при каких обстоятельствах нельзя понижать уровень образования в России. Высшая школа России должна развиваться по всем азимутам - и на Запад, и за Атлантику, и на Восток. Мы должны заботиться об укреплении и развитии образовательных связей, особенно со странами СНГ. И у нас есть на то все основания и необходимый потенциал.


* * *

     Глубокоуважаемые коллеги!
     Прежде чем принимать важные решения, необходимо взвесить все "за" и "против". Я уже обозначил целый ряд проблем, с которыми мы можем столкнуться в случае не интеграции, а механического присоединения России к Болонской конвенции. А какие плюсы принесет России такая интеграция?
     Одной из ключевых проблем, которую призвана решить Болонская конвенция, считается проблема так называемой академической мобильности. Есть мнение, что в России нет такой развитой системы академической мобильности. Что можно сказать на этот счет? Когда какая-либо страна хочет получить нашего специалиста, она без вопросов учитывает диплом, быстро оформляются документы и т.д. 25% выпускников ведущих факультетов уехало на работу в ведущие лаборатории мира, и все это сделано было и до вхождения России в Болонский процесс.
     Да, стажировки, обмены, безусловно, должны быть, но эти люди в самом плодотворном возрасте работают не у нас, воспитывают своих учеников не здесь. Это грозит разрывом поколений - и такой разрыв уже произошел. Это отчетливо прослеживается по нашим научным грантам: основные участники грантов - старшее поколение или молодые, а 30-40-летние уехали. Мы должны задуматься над этим. Каждая страна должна заботиться, чтобы люди в самом продуктивном возрасте приносили пользу своей родине.
     К тому же, уважаемые коллеги, давайте не будем превращать эту самую академическую мобильность в образовательный туризм.
     Никто не возражает против международной интеграции. Сегодня российская система образования вполне конкурентоспособна и Болонский процесс должен помочь России занять достойное место на международном рынке образования.
     Сегодня мы подошли к порогу, когда нам надо усилить и развивать нашу систему образования, впитывая все полезное, что можно позаимствовать в других странах, но в то же время учитывая ее самобытность и достижения. Мы не имеем права отказаться от корней, которые питали нашу систему образования два с половиной века. Если мы пойдем по такому пути, это будет чревато невосполнимыми потерями для нашего народа.


ЗОНА ЕВРОПЕЙСКОГО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

     Совместное заявление европейских министров образования г. Болонья. 19 июня 1999 года


     ...Сорбонская декларация от 25 мая 1998 года подчеркнула центральную роль университетов в развитии европейских культурных ценностей. Она обосновала создание Зоны европейского высшего образования как ключевого пути развития мобильности граждан с возможностью их трудоустройства для общего развития континента.
     ...Мы должны, в частности, рассмотреть цель увеличения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования. Жизнеспособность и эффективность любой цивилизации обусловлены привлекательностью, которая ее культура имеет для других стран. Мы должны быть уверены, что европейская система высшего образования приобретает всемирный уровень притяжения, соответствующий нашим экстраординарным культурным и научным традициям.
     Принятие системы легко понимаемых и сопоставимых степеней, в том числе, через внедрение Приложения к диплому, для обеспечения возможности трудоустройства европейских граждан и повышения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования.


СОЗДАНИЕ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОГО ПРОСТРАНСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

     Коммюнике Конференции Министров, ответственных за Высшее образование. Берлин, 19 сентября 2003г.


     Министры подтверждают важность социального аспекта Болонского Процесса. Необходимость увеличения конкурентоспособности должна соответствовать цели улучшения социальных характеристик общеевропейского пространства высшего образования, нацеленного на укрепление социальных связей и уменьшение неравенства по половому признаку, как на национальном, так и на общеевропейском уровне. В этом контексте министры подтверждают свое отношение к образованию как к общественному благу и общественной ответственности. Министры подчеркивают необходимость преобладания в международном академическом сотрудничестве и программе обмена академических ценностей.


     … Министры разделяют, что будут предприняты усилия для обеспечения более тесных связей между высшим образованием и исследовательскими системами мнение в каждой из стран-участниц. Общеевропейское пространство высшего образования на этом начальном этапе извлечет большую пользу от совместной деятельности с европейским исследовательским пространством, укрепляя, таким образом, фундамент для Европы Знаний. Целью является сохранение европейского культурного богатства и языкового разнообразия, основывающихся на культурном наследии различных традиций, и стимулирование инновационного потенциала и социального и экономического развития посредством расширенного сотрудничества между европейскими вузами…

© 1999—2011 ГОУ ВПО «КубГТУ» | vesti@kubstu.ru